КРЫЛЬЯ ЧТОБЫ ЛЕТАТЬ

 Выбирая эмиграцию, мы часто понимаем, что не будет у нас не то, что лучшей, но и равноценной работы. По крайней мере, долго не будет. И мы не сумасшедшие, чтобы не понимать, что не взять с собой все, к чему привязаны! И надо вживаться в совсем другую действительность, учить язык страны... Мы, словно в чем-то виноваты, ищем себе оправдание. И, надеясь на лучшее будущее наших детей, часто находим точку опоры для себя. Так успехи наших детей становятся обоснованием нашего выбора,  определившего и их жизнь. Это ни хорошо и ни плохо это естественно.

Дети поздних переселенцев и эмигрантов из постсоветского пространства развитые, привыкшие учиться, а не развлекаться уже в младших классах  не редкость в немецких школах. Языковые и психологические барьеры многими преодолеваются в течение первых же лет. И ребята вполне вписываются в круг одноклассников. Как сложится их жизнь после школы это во многом зависит от их целеустремленности

Евгений Жаровский приехал из Киева в Германию почти девять лет назад вместе с родителями. Сейчас ему 17 лет. По возрасту самый молодой во всем двенадцатом классе Дюссельдорфской гимназии имени Гумбольдта (Humboldt-Gymnasium). До аттестата зрелости еще полтора года. Но уже сейчас  дважды в неделю вместо школы он направляется в Дюссельдорфский университет имени Генриха Гейне. На лекции по математическому анализу. Дело в том, что уже по результатам одиннадцатого класса Женя принят в университет. И когда через полтора года принесет аттестат зрелости, то в его новенькую зачетку будут проставлены и те отметки, которые он получит в университете сейчас. Отличные успехи в гимназии, куча увлечений...

На школьных вечерах его можно увидеть на сцене с гитарой в руках. Еще он участник театральной группы, которой руководит актриса и режиссер Августа Бахмутская. Правда, на театр уже начинает не хватать времени. Недавно Женя занялся боевым самбо. Интересно ли? Говорит, что да. И еще, что самбо это высокое искусство боя, или, если угодно, драки.

Этот интеллигентный молодой человек совсем не похож на образцово-показательного пай-мальчика, которых обычно родители ставят своим детям в пример, тем самым лишая последних всякого желания этому примеру следовать. И характер у него достаточно твердый. Видимо, с самого детства. Характер проявился, когда он, восьмилетний, оказался в Германии среди своих насмешливых сверстников такой умный на уроках математики. И такой беспомощный на уроках немецкого. И тогда он понял: или надо опускаться до их, малышовского, по его понятиям уровня. Или срочно учить язык и сохранить свой уровень, полученный в прежней, киевской, школе. Он вполне сознательно выбрал второе. Вспоминает, как отец учил его работать со словарем таким огромным... Чуть ли не в половину роста самого Жени. И до сих пор благодарен отцу за настойчивость. Года через полтора все проблемы с немецким языком остались позади. А вот читать книги Женя предпочитает по-русски. 

 Впрочем, Жениному примеру следовать трудно для этого надо обладать такой же целеустремленностью и умением выбирать нестандартные решения.

- Я выбрал гимназию имени Гумбольдта, потому что мне нужны иностранные языки и гуманитарные предметы, - рассказывает мне Евгений. - Они мне не то, чтобы плохо даются, но меньше нравятся. А математика, физика, химия науки логичные, я их воспринимаю лучше, с ними я бы в любом случае справился! Так решил я, когда выбирал гимназию для себя... Правильно ли решил покажет время! Но это был мой выбор! Родители в этом смысле на меня не давили. А что меня по-настоящему интересует это авиастроение.

Женя рассказывает о том, как должно быть сконструировано крыло самолета, что-то про законы аэродинамики. Слушать его интересно он умеет объяснять. И даже совсем малосведущему в этой области слушателю (мне) передается его искренняя увлеченность делом. Женя вырос в семье конструкторов-авиастроителей. Его дедушка пришел совсем молодым инженером в АНТК, которым руководил Олег Константинович Антонов, создатель целого семейства самолетов АН, в том числе и знаменитый АН-124, Руслан. Там же до отъезда в Германию работали и бабушка, и отец, и мать Жени. Женя называет АНТК просто фирмой.  Здесь в Германии отец работает программистом. Дедушка  уже в пенсионном возрасте. А  сам Женя?

- Знаете, - смеется он, - на что бы я ни смотрел, мысленно пририсовываю крылья и думаю о том, какими они должны быть, чтобы предмет мог взлететь!

- Но ты же учишься на математическом факультете! удивленно отвечаю я.

- Пока да. Но раньше или позже собираюсь поступать в Мюнхенский технический университет. Там есть авиатехнический факультет.

- И это будет твоя профессия во имя исполнения мечты?

- Не только. Европейские самолеты имеют шанс. Например, в конкуренции с американскими в пассажирском флоте. Я считаю, что авиастроение в Европе опять становится профессией будущего.