РЕБЕ БАРУХ ИЗ ВУППЕРТАЛЯ

 Я спешила на интервью с раввином Барухом Рабиновичем. Знала, что раввин молод, ему нет и тридцати. Знала, что говорит по-русски. Представляла себе строгого господина, непременно с солидной бородой и в черной шляпе. Встреча была назначена в Вуппертале, где он служит, в новой синагоге. Она действует всего полтора месяца. Открытие было торжественное об этом писала вся немецкая пресса. Может, поэтому практически все в районе Альтенмаркт, где она находится, знают, что это где-то здесь, рядом. Но я   никак не могла ее найти в тот яркий морозный январский день, пока,  она, словно сжалившись над моими усилиями, сама не возникла передо мной.

Ребе Барух уже целый час ждал меня. Ни бороды, ни шляпы, ни солидной строгости учителя!... Это не соответствовало моему достаточно традиционному представлению об облике раввина. И уж никак не был этот молодой философ похож на ребе из многочисленных телекадров из ортодоксальных районы Иерусалима. Я сказала об этом прямо. И ребе Барух кивнул, словно ожидал этот вопрос:

- В современном иудаизме есть четыре течения: ортодоксальный иудаизм это тот, о котором говорите Вы. Либеральное течение как реакция на строгость и непререкаемость его учителей. Оно появилось и набрало силу в Германии. В свою очередь реакцией на кажущуюся вседозволенность либерального иудаизма стал иудаизм консервативный. Я же принадлежу к четвертому направлению современного иудаизма к реконструктивному. Его главная догма заключается в том, что каждый обряд, каждое ритуальное действие должно быть осмыслено прежде, чем человек подойдет к его совершению. И еврей исполняет Тору практикой, жизнью, всеми своими поступками. Ребе из Коцка на вопрос: Где та дорога, которая ведет к Богу?, ответил: Он находится везде, где мы впускаем Его к себе! Причем, заметьте, иудаизм не знает простых ответов да и нет. Всегда, даже в вопросах, казалось бы бесспорных, ответ начинается со слов Это зависит от обстоятельств. Даже в таких, казалось бы бесспорных вопросах, как соблюдение поста на Йом-Кипур. И если человек, наприер, болен, то, может быть, ему лучше в знак покаяния и молитвы осмысленно нарушить пост и тем острее почувствовать, что делает он это именно для Того, Кто повелел поститься, а не по традиции или для диеты?

Иудаизм учит открытости и умению слышать и слушать оппонента. Однажды к одному знаменитому раввину пришла молодая пара, Мы хотим пожениться, - сказали молодые люди. Что мы должны делать, чтобы всегда жить в согласии? Раввин привел их в комнату, где на стене висела большая картина. Велел им стать в разных углах комнаты и рассказать, что они на картине видят. Рассказ каждого из них постоянно прерывался возгласами другого: Нет, это не то! Что ты говоришь? Там же совсем другое нарисовано! Потом раввин велел им поменяться местами. Ой, ты был прав! - сказала девушка. И ты права была, - сказал молодой человек. Вот видите, - отвечал им ребе, - самое главное это умение посмотреть на любую ситуацию со стороны другого человека!

- Расскажите, пожалуйста, о себе! Откуда Ваш прекрасный русский язык?

- А я родился в Москве. И прожил там первые двенадцать лет жизни. У меня было достаточно много неудобств из-за того, что я еврей. И родители отправили меня к тете, которая жила в Дании. Там я закончил школу, поступил в университет, где изучал среди прочих религиозных учений и иудаизм. Но мне хотелось больше знать о нем, погрузиться в еврейскую традицию. Я поступил в ешиву в Венгрии. Учился в США, в Израиле. Там же завершил свое светское образование. Несколько лет жил жизнью ортодоксального еврея. Этот опыт для меня бесценен, я вынес очень много важного для себя. Но это не был мой путь.

- А почему Вы приехали в Германию?

- Меня заботит судьба евреев, выходцев из бывшего СССР. И я знаю русский язык. Вот и вышло так, что община пригласила меня на работу. Сначала в Дортмунд, там я служил два года, а теперь сюда, в Вупперталь. В городе живет две тысячи евреев, правда, на службу, особенно утреннюю в субботу, народу приходит немного.

- Насколько я знаю, Вы в Вуппертала совсем недолго, чуть больше полугода. Но уже сейчас, наверное, можно сказать, кто составляет Вашу аудиторию? Это люди среднего и старшего возраста? 

- Не только. Я много сил посвящаю работе с молодежью. Хочу, чтобы именно молодые люди увидели, что иудаизм это живая религия, что еврейство это реальный и живой стиль жизни. Для этого, например, собираюсь организовать поездку в Антверпен. Кроме того, с января этого года четыре раза в месяц провожу занятия по истории, традиции и философии иудаизма: дважды по-немецки, и дважды по-русски. Эту работу мы начали в прошлом году, только тогда занятия проходили всего два раза в месяц.

- А как складываются Ваши отношения с христианским окружением?

 - Мы с христианами разных конфессий регулярно встречаемся, обсуждаем самые различные проблемы. Пока - только в своем кругу, духовенства. Это диалог, очень интересный и совершенно необходимый для всех нас. При наличии толерантности друг к другу мы обнаруживаем, что объединяет нас нечто всеобъемлющее, несоизмеримо более важное, чем стены, разделяющие наши религии.